Антонио Гауди

Как прекрасен наш мир! Все великолепие красок, цветов, разнообразие звуков и голосов пернатых наших друзей, голубизна неба и золотое тепло вечного солнца, которые создал самый мудрый Творец со всех творцов, никогда не перестанет удивлять и радовать самых наблюдательных и глубокомыслящих из нас. И в своем стремлении создать человеку лучшие условия для существования, Господь Бог не пожалел некоторых из нас наградить настоящим Талантом. Одним с таких людей есть известнейший испанский ( каталонский) архитектор Антонио Гауди.

  Антонио родился недалеко от Таррагоны и был пятым ребенком в семье, что еще раз доказывает неписаную истину, что самые одаренные дети рождаются в глубинке и достигают больших высот благодаря целеустремленности и упорству. Правдой является то, что великие люди подвержены больше остальных горестям и бедствиям земной жизни. Так, Гауди с детства страдал ревматизмом и,  не имея возможности гулять с ребятами, наблюдал за природой, деревьями, цветами, небом, что позже повлияло на его работы. На его становление как архитектора имел большое влияние популярный тогда неоготический стиль, а также такие известные люди как Джо Рескин, Виолле де Дюк, а также известный Марторел. С легкой руки этих известных личностей появляются первые, богато декорированные работы юного гения, которые, как и большинство его творений, относились к раннему модерну – это Дом Виссенс            ( Барселона) и Эль Кабриччо ( Кантабрия). Все его последующие работы удивляют своей скромностью ( Школа при монастыре святой Терезы) и в тоже время пышною элегантностью и непривзойденностью, сочетанием разных стилей ( Дворец Гуеля, Дом Бальо). В его удивительных творениях пространство рождается, двигается, как живая материя, а стены, которые «режут» помещение, прямые линии и геометрически правильнее пространства  он считал кощунством. Таким образом образовался не похож ни на что другое  особенный стиль архитектора. Умер великий Гауди как нищий, от не оказанной вовремя медицинской помощи, пострадав от халатности, от ошибочного человеческого восприятия ценным только то, что блестит, и тех, кто пустословит. Но его великие работы будут радовать глаз и даже немного страшить своей грандиозностью и могучим величием еще много тысячелетий.